Причины развития психосоматических расстройств, начавшихся в раннем детстве

мать и ребенокПубликую по частям статью проф. д.м.н. Б.Е. Егорова «Психоаналитические заметки о некоторых причинах заболеваний у детей»

Часть первая: Понимание развития психосоматических расстройств с позиции 4-х уровней символизации»

Мать и дитя. В детстве для сохранения целостности детской психики существует ряд врожденных механизмов, которые позволяют за короткий период времени вместить в мозг ребенка огромное количество информации, без ее критической обработки. Это три природных механизма, присущие каждому ребенку от рождения.

  1.  Абсолютная внушаемость.
  2.  Образное или эйдетическое мышление.
  3.   Эмоциональное включение в процесс переживания предмета или явления (истерические механизмы реагирования).

             Эти механизмы позволяют ребенку за первые 7 лет жизни вместить в свой мозг такое количество информации, которое равно по объему информации, поступающей в мозг человека от 7 лет до конца жизни. Абсолютное внушение матери накладывается на абсолютную внушаемость ребенка, и получаем те образы и задания, которые присутствуют у матери в бессознательном. Мать руководит поступление образов в бессознательное ребенка и заставляет эмоционально включаться ребенка только в те процессы, которые одобрила она. Ребенок впитывает как губка любую информацию, которая существует вокруг него, включая отца ребенка, бабушек и дедушек, знакомых и родственников. Здесь впервые мать позволяет себе воспитывать у ребенка ненависть к определенным фигурам, которые, по мнению матери, заслуживают этого. Например, свекровь, которая выступила вначале против будущей невестки. Через инструмент воздействия (ребенок) на окружение мать записывает ненависть и злобы в отношении конкретного лица в базис личности, забыв о том, что эта ненависть и злоба, пройдя определенные этапы развития внутри ребенка, выплеснется на нее, как самую близкую фигура для ребенка. Однако об этом, как правило, матери не думают и считают, что этот процесс контроля над детьми сохраниться навсегда. Внедрение основной информации происходит через определенную мифологизацию различных предметов и явлений, которые окружают ребенка. Концепция 4-х уровней символизации делает попытку объяснить, каким образом у ребенка формируются символы бессознательной жизни. Разделение первых трех уровней символизации достаточно условно, так как иногда три первых уровня проходят параллельно друг другу. Богатство, ширина, глубина и объем содержания бессознательного ребенка создает «подушку безопасности» от прямого воздействия слов и эмоций матери на соматическую сферу ребенка. Чем больше интеллектуально и эмоционально развивается ребенок, тем он становится более самостоятельным и защищенным. Однако мать ребенка не всегда готова воспринимать его как самодостаточный объект мира. Она считает, что раз ребенок от нее, то и должен выполнять все что она (мать) считает нужным. В этом закладывается главный конфликт ребенка, который не понимает, почему мать так злобна и негативна к окружающим близким людям. Поскольку в течение различных болезней ребенок ослабевает, нуждается в уходе, и полностью слушается мать, и нуждается в сочувствии матери, то естественно у матери срабатывает бессознательное желание найти у ребенка какое-нибудь заболевание. Никто же не ведает из женщин, что «не буди лихо, пока оно тихо», нужно доказать свой приоритет во влиянии на ребенка. Начинаются поиски различных болезненных проявлений у ребенка. Например, страх матери, что ребенок может подавиться ведет к тому, что его или ее начинают кормить провернутой пищей, тем самым не развивая у него желание кусать пищу и пережевывать. Постоянное кормление кашицеобразной, непонятного цвета пищей вызывает у ребенка отвращение к пищи и далее ведет к отказу от пищи, что вызывает у матери почти натуральный страх и далее ненависть к ребенку за то, что он так поступает. Начинаются поиски заболевания в интернете, у подружек или случайных людей. Поскольку где-то что-то написано или кто-то где-то сказал, то это приобретает характер уже наступившей болезни, а поскольку никто не подтверждает то надо идти к врачам. Все это вместе взятое заставляет мать думать о тяжелой болезни ребенка и обращаться к врачам. Постоянные поиски болезней у ребенка без ненависти к противоположному полу у матери, создает ипохондрический и пессимистический настрой ребенка на всю жизнь. А если это происходит с наличием в словах матери негативных эмоций (ненависть, страх, злоба, непереносимость противоположного пола и т.д.), то у ребенка эти отрицательные эмоции вызывают разрушение различных органов и систем в организме. Постепенное разрушение соматической сферы ребенка протекает неукоснительно и последовательно следующими действиями матери: Контроль и отказ от чтения, в связи с его ненужностью. Пичканье ребенка пищей, которая по виду после блендера приобретает вид «однообразной каши», и объяснение этому – прочитанным непонятным текстом в интернете или выступление доморощенного слесаря-диетолога. Кормление ребенка 4-5 лет пищей из банок, предназначенных для малышей в возрасте от 1 до 3 лет. Игнорирование общепринятых норм поведения в виде просьбы и слов – «пожалуйста, извините, простите, спасибо»; постоянное нарушение обязательств, обещаний, изменение правил поведения, буквально тут же. Произносятся фразы типа: «бабушка тебя не любит», настраивание детей против кого-нибудь из родственников, в зависимости от того, насколько они провинились перед матерью ребенка, и не выполняют то, что она распорядилась. Постоянное, изо дня в день, из часа в час, нарушение данного слова, изменение принципов и договоренностей, особенно с детьми. Причем это все делается в присутствии детей, иногда очень тоненьким голосом, при внешнем заявлении, что у нас все прекрасно и благополучно. Никто не выносит сор из избы. Постоянное применение лицемерия и ханжества, типа «людей надо любить», намекая, что ее (мать ребенка) никто не любит. Всячески скрывается информация, и в то же время мать ребенка пытается привести к общему знаменателю мужа, изматывая его, мелочностью приставаний и обвинений. Вызывает у мужа чувство вины тем, что он ничего не делает, пока муж не машет рукой и не замолкает, боясь сказать слово, или не начинает пить «горькую», потому что выхода нет, надо терпеть, мальчик или девочка серьезно заболели.Возникает патовая ситуация. «Уйти нельзя, остаться невозможно». И так, и так тяжелая психическая травма для ребенка. А если в семье двое детей, то естественно, противопоставляется один ребенок второму, вбивая клин и поддерживая его между детьми. В атмосфере семьи присутствует постоянное недовольство и напряженность, злоба и непереносимость партнера, расслабиться невозможно. Дети перенимают авторитарные замашки матери, заявляя громким и поставленным голосом: «Уходи отсюдава», «Я тебя не люблю», хлопают дверью и запираются в комнате. На любые нейтральные предложения дети заявляют: «Нет», начинают плакать и истерить, требуя искомого и т.д. На этом этапе происходит заполнение бессознательного ребенка символами, которые будут в будущем играть роль матрицы или модели поведения, по которой измеряются все поступки окружающих людей. Общая декларация обстановки в семье матери-жены в этот период – у нас все благополучно и дети воспитаны. Материнская любовь может преодолеть все, а если ее нет, если это только видимость и мифология для того, чтобы социальное окружение сочувствовало и надрывалось вместе с матерью ребенка. Что говорит мать наедине с ребенком мы не знаем, но если предположить, что ее переполняют негативные чувства (злоба и ненависть, которые надо скрывать) к близким родственникам, то естественная реконструкция позволяет предполагать, что говорит мать ребенку «гадости» про жизнь, людей и явления. Но на поверхности «я – святая», а внутри ханжество и лицемерие, полный контроль за поведением окружающих людей. В этих условиях происходит заполнение бессознательного ребенка, различным содержанием, исходя, прежде всего из содержания бессознательного матери.

Первый уровень символизации. Через сказки, поговорки, песенки, притчи, очеловечивание животных и предметов ребенку объясняется сложность окружающего мира. Очень важный этап воспитания – чем богаче в социально-воспитательном плане этот этап, тем уверенней он будет впоследствии приспосабливаться к окружающей среде, тем больше он приобретает самостоятельности и формируется самостоятельная личность без ослабевающей связки: мать – внушение – реализация в соматической области у ребенка. Изначально мозг ребенка не отравлен ядом критицизма, поэтому поиск ассоциаций и аналогий идет автоматически из первого уровня символизации. Этот уровень обеспечивает базисную систему сравнений и ценностей ребенка. Вот почему очень важно присутствие рядом отца, который разбавляет односторонность содержания бессознательного матери и вносит большую приспособляемость ребенка в среде. Через законы формальной логики, которые являются естественно-биологическими законами мышления (Д.В. Панков) происходит поиск правильности суждения в бессознательном, проводится логико-интуитивный поиск аналогии, которая подсказывается ребенку через усвоенный ряд символов первого уровня символизации. В народном фольклоре разных стран существует пословица, отражающая как раз первый уровень символизации, – «устами младенца глаголет истина». Ребенок, без социального искажения напрямую, видит связи между явлениями, эмоциями, событиями и реакциями близких людей. Примером архетипов подобного поведения и мышления является известная старая сказка «Платье короля», где маленький мальчик произносит знаменитую фразу: «А король – то голый». Это со временем ребенок обучается социальному искажению отношений людей внутри семьи. Где есть слова, наполняемые эмоциями, и есть содержание бессознательного значимых людей, которое часто бывает отрицательного характера (ненависть, зависть, непереносимость партнера и т.д.), и есть оправдания, которые произносит мать, для объяснения сделанного. В этот период, чем больше символов присваивается ребенком и записывается на базисный уровень в бессознательное, тем больше ребенок приобретает «подушку безопасности» в отношении отрицательных эмоций матери. Однако, многие матери сами не читая, практически контролируют эту сферу у ребенка, не давая ему возможности приобретать относительную самостоятельность в своих суждениях и защите соматической сфере. Здесь и проводится в жизнь бессмысленное и беспощадное унижение ребенка, вплоть до его заболевания, через абсолютный контроль матери за соматической сферой ребенка,

Второй уровень символизации. Ребенок начинает знакомиться со строением своего тела. Поскольку примерно до 7 лет ребенок не понимает всей сложности строения человеческого тела, он останавливается в своем объяснении на поверхностном отражении. В его маленькой жизни в обязательном порядке будет действовать сильный раздражитель типа – «ожога», когда он в ответ – отдергивает руку от раздражителя – пламени. Ребенок начинает понимать, что сверхсильный раздражитель действует на его кожу, и там появляются болевые ощущения. Если учесть, что сверхсильный раздражитель может быть в эмоциональной жизни, то по принципу аналогии отражаться он будет на коже. Отсюда и возникновение различных аллергии, дерматитов, нейродермитов и других кожных проявлений у детей. В отношении других заболеваний у детей, то их появление и проявление целиком и полностью зависит от матери, насколько она оказывается, заряжена отрицательными эмоциями (ненависть, злоба, зависть, раздражение, отторжение, страхи, неприязнь, непереносимость мужа, просто общий негативный настрой матери, ее пессимизм и т.д.). Все это вместе создает такой «убийственный коктейль» эмоций и энергии преобразования среды, который воздействует напрямую на ребенка, искажая и разрушая его соматическую сферу. У некоторых детей это действие матери останавливается на психической сфере, и мы – врачи получаем отклонения в поведении, в задержке развития, истерические стигматы у детей и т.д. Но у многих детей мы видим более глубокое негативное воздействие, включая соматическую сферу и тогда мы получаем тяжелые соматические заболевания. Ведь ребенок – это «чистая доска» – что запишем на этой доске, то и получим в развитии ребенка.

Третий уровень символизации. Ребенок начинает знакомиться с окружающим его общественным распорядком жизни. Вначале дома, затем в социальной среде, где существуют различные запреты, разрешения, ритуалы и т.д. Происходит воздействие на ребенка со стороны взрослых и навязывание ему стереотипов поведения. Сначала взрослые пытаются объяснить ребенку, как им кажется, норму поведения, а если это не помогает, то привлекают для воздействия на него более послушных детей для создания эмоционально-приемлемой или неприемлемой атмосферы. В данном случае также необходимо учитывать симпатии и антипатии воспитателя, которые являются ключевыми в воздействии на ребенка. Очень часто ребенок используется как инструмент воздействия на отца, бабушек и дедушек с двух сторон. Высказывается сыну недоверие с отрицательной оценкой и сравнение с его отцом в негативном плане. Примером могут служить следующие выражения матери: «Ты такой же негодяй, как твой отец», «Ты весь в папашу, и негативная оценка», «Ты бездельник как твой отец», «Ты бездарный весь в папашу», «ты всегда жрешь больше всех, как твой отец», «Вырастишь дебилом и алкашом как твой отец» и т.д. и т.п. Атмосфера нетерпимая и создается матерью, как хозяйки дома, отвечающей за эмоциональную сферу семьи. Одновременно затрагивается и интеллектуальная сфера семьи, где мужья записываются в «идиоты» и заодно пристегиваются дети к этой оценки. Если муж сразу не соглашается с этим, тогда методом давления ночью, днем, утром и вечером ему это доказывают. И как результат этого процесса произносятся названия детей – «истерик, меланхолик, каприза, паникер, тряпка, ленивец, наглый, врун, дубина, идиот, дебил» и т.д. Одновременно ведется борьба с бабушкой и дедушкой в следующих выражениях – В присутствие бабушки и ребенка, мать говорит: «Ты останешься с мамой или пойдешь гулять с бабушкой». Заранее известен ответ, ребенок выберет с маму. Эта коммуникация показывает силу матери и завуалированное оскорбление бабушки. Знай свое место. Конечно, не очень умные бабушки в долгу не остаются и спрашивают при всех милым голосом – «Кого ты больше любишь маму или папу», ставя ребенка перед выбором, за который потом может и влететь. Одним словом жизнь веселая, только мало кто из них думает о здоровье детей, раскачивая психику ребенка до основания, а затем «героические матери», с чувством выполненного долга, ложатся с детьми в больницу, лечить соматическое заболевание, которое сами же выбрали. Остается одна надежда на медицину, на умение врачей справиться с заболеванием, на прогресс цивилизации.

Четвертый уровень символизации. Протекает в течение всей жизни и является отражением тех процессов, к которым человек пытается приспособиться. Уровень связан с конкретной жизнью в семье и производственной деятельностью. Происходит попытка приспособиться и отработать поведенческие стереотипы. Разделение на 4 уровня символизации весьма условно. По мере роста ребенка мать уже не стесняется в выражениях в отношении окружающих людей. Здесь она как будто говорит правду, но правда всегда негативна и формируется негативный образ окружающей среды. Очень характерный пример, часто встречаемый в жизни. Мать провозглашает: «Если я тебя не накажу, то тебя никто не накажет, поэтому получи негатив», что в переводе на слова реальности. Я тебя люблю, и из-за этого имею право бить и наказывать. Причем все это произносится с огромным негативным эмоциональным посылом, способным сломать не только ребенка, но и взрослого человека. Все 4 уровня замкнуты на определенные прошлые воспоминания, которые и являются некими эталонами сравнения для данного человека. Поиск ассоциаций происходит логико-интуитивно, при чем самые яркие эмоциональные положительные или отрицательные символы находятся, как правило, на первых 3-х уровнях символизации. Личность имеет в своем распоряжении сильно заряженные эмоциональные символы, находящиеся в бессознательном, и проявляющиеся в момент напоминания о них по аналогии. В разрушение психической и соматической сферы ребенка одну из основных ролей играет Эдипов комплекс, который активно формируется и поддерживается матерью.

Опубликовано в Психоанализ и психосоматика