«Амбивалентность» vs «Двойные стандарты»

В 290684_900ортодоксальной психиатрии есть такой термин «амбивалентность» — т.е. существование взаимно противоположных идей без внутреннего конфликта, который считается признаком шизофренического процесса. Между тем, в повседневной жизни существует такое понятие как «двойные стандарты», т.е такие нормы и правила которые  в зависимости от преследуемых интересов могут для одних быть одними, а для других иными. И это считается естественным явлением, присущим, например, законам бизнеса. Эти восточные истории могут служить примером отличия ортодоксальных взглядов психиатров и тщательному расспросу и анализу реальности, проводимом на психотерапевтическом сеансе. Если следовать психиатрическим подходам, то каждый пациент будет просто обезличенным  носителем симптомов, переживания которого не имеют никакого значения. Следуя психотерапевтическому подходу, можно понять многие переживания пациентов, понять механизм их возникновения и создать алгоритм возвращения к здоровью. Поверхностный взгляд может искажать реальность, глубокий анализ дает совершенно другую картину.

Сад на крыше и два разных мира  

Летней ночью в саду на крыше дома спали все члены семьи. Мать увидела, что невестка, которую она вынуждена была терпеть против своей воли, и сын спали, тесно прильнув друг к другу. Смотреть на это было свыше ее сил. Она разбудила спящих и закричала: «Как это можно в такую жару так тесно прижиматься друг к другу. Это вредно для здоровья».

В другом углу сада спала ее дочь с любимым зятем. Они лежали на расстоянии по крайней мере одного шага друг от друга. Мать заботливо разбудила обоих и прошептала: «Мои дорогие, почему в такой холод вы лежите врозь, вместо того чтобы согревать друг друга?» Эти слова услышала невестка. Она встала и громко, как молитву, произнесла: «Сколь всемогущ Бог. На крыше один сад, а какой разный в нем климат».

Только часть правды  

О пророке Мухаммеде рассказывают следующую историю. Пророк с одним из своих спутников пришел в город, чтобы учить людей. Один из сторонников его учения обратился к нему с такими словами: «Господин! В этом городе глупость не переводится. Жители здесь упрямы как ослы и ничему не хотят учиться. Тебе не удастся наставить на путь истины ни одного из этих бесчувственных людей». Пророк выслушал его и ответил благосклонно: «Ты прав!» Вскоре другой член общины с сияющим от радости лицом подошел к пророку: «Господин! Ты в благословенном городе. Люди жаждут услышать праведное учение и открыть сердца твоему слову». Мухаммед благосклонно улыбнулся и опять сказал: «Ты прав!» «О господин, – обратился тогда к Мухаммеду его спутник, – одному ты говоришь, что он прав. Другому, который утверждает обратное, ты тоже говоришь, что он прав. Но не может же черное быть белым». Мухаммед ответил: «Каждый видит мир таким, каким он хочет его видеть. Зачем мне им обоим возражать. Один видит зло, другой – добро. Мог бы ты утверждать, что один из них сказал неправду, ведь люди как здесь, так и везде в мире одновременно и злые и добрые. Ни один из них не сказал мне ничего ложного, а всего лишь неполную правду».

Шерстяная борода  

Одна женщина долго и тщательно выбирала на базаре в магазине шерстяных и трикотажных изделий шерстяную материю, из которой она собиралась сшить накидку для своего мужа. Самым главным было для нее то, чтобы ткань была только из чистой овечьей шерсти, ничего другого она и знать не хотела. «Возьмите же вот эту великолепную ткань, – предложил ей продавец отрез шерсти. – Ваш муж будет себя чувствовать в ней так, будто ангелы вознесли его в рай». От этих слов женщина почувствовала, что слабеет. Она только хотела удостовериться: «Ты можешь мне поклясться, что эта материя из чистой шерсти?» – спросила она торговца. «Конечно, – ответил тот. – Клянусь всеми пророками, что это, – при этом он погладил рукой свою длинную белую бороду, – не из чего другого, а только из чистой шерсти».

Слуга баклажанов  

Давным-давно жил-был на Востоке могущественный властелин. Он очень любил баклажаны и не мог вволю ими насытиться. У него даже слуга был только для того, чтобы особенно вкусно приготавливать это кушанье. Властелин говорил мечтательно: «Как же великолепны эти плоды. Какой у них божественный вкус. Как они элегантно выглядят. Баклажаны – это самое прекрасное, что есть на свете». «О да, мой повелитель», – отвечал слуга. В тот день властелин съел от жадности столько баклажанов, что ему стало плохо. У него было такое чувство, будто в желудке все переворачивается, поднимается снизу вверх и будто все баклажаны, какие он когда-либо съел, хотят выйти на свет божий этим противоестественным путем. Он стонал: «Никогда больше в рот не возьму ни одного баклажана. Этих плодов преисподней я больше не желаю видеть. От одной мысли о них мне делается дурно. Баклажаны – самые отвратительные плоды, какие я только знаю». «О да, мой повелитель», – отвечал слуга. Тут властелин опешил: «Как! Еще сегодня днем, когда я говорил о великолепии баклажанов, ты соглашался со мной. А теперь, когда я говорю, что они отвратительны, ты опять поддакиваешь. Как это надо понимать?» «Господин! – сказал слуга, – я твой слуга, а не слуга баклажанов».

Удачная сделка  

– Встань сейчас же! Ах ты, безбожная тварь», – ругался бедуин и стегал плеткой ленивого верблюда, который упрямо стоял на коленях в песке. «Если хоть еще раз ты не послушаешься, япродам тебя на базаре за один туман. Ах ты, бесполезная скотина, клянусь аллахом, я сделаю это». Не прошло и дня, как бедуин снова лупил палкой ленивого верблюда. И вот ему пришлось выполнить то, в чем он поклялся. Нужно было сдержать обещание, и бедуин, не в ладах с самим собой, с верблюдом и с богом, привел животное на базар. Теперь он раскаивался в своей поспешной клятве. Ведь один туман за верблюда – это слишком дешево, лучше было бы назвать сто туманов. И вдруг ему в голову пришла спасительная мысль. Он помчался домой и принес свою старую полуслепую кошку. Затем крепко привязал ее к верблюду и стал выкрикивать на весь базар. «Великолепный верблюд за один думан. Покупайте, люди добрые! Один верблюд за один туман!Вам такого никто не предложит, подумайте только, один верблюд всего за один туман!» Когда же нашелся охотник купить верблюда, то бедуин хитро сказал: «Верблюд стоит один туман. Но только я продаю его вместе с кошкой, а она стоит девяносто девять туманов». До самого вечера бедуин расхваливал верблюда с драгоценной придачей. Толпа зевак собралась вокруг него. Все смеялись над хитростью торговца, но никто не хотел покупать верблюда. Вечером довольный бедуин отправился домой, ведя за уздечку верблюда, и повторял про себя: «Я поклялся продать верблюда за один туман. Я сделал все, чтобы выполнить эту клятву. Но люди просто не хотели покупать. Кара за то, что клятва не выполнена, падет на них, на этих безбожных скупердяев!»

 

Опубликовано в Интересные статьи